Kitya Karlson (kitya) wrote,
Kitya Karlson
kitya

США: Пока-пока Деревенский Пирог.

Мир меняется, мир не стоит на месте. Кто-то уезжает вдаль на белом коне, кто-то прощается с мечтой. Я часто пишу здесь о маленьком городе, в котором живу. И о талантливых фермерах, делающих свою работу. Первое, что меня поразило, когда я переехал в этот более деревенский регион было то, что среди фермеров так много молодых людей. Мне было очень приятно, что так много молодёжи интересуется сельским хозяйством и любят землю.

К сожалению, у всего есть обратная сторона. Среди фермеров так много молодых потому, что создать успешный малый бизнес очень сложно и многие люди постарше уже разорились и ушли.

Я, возможно, ни разу не писал здесь об Арте. Арт был владельцем и оператором небольшой молочной фермы совсем недалеко от моего города. Я не писал об Арте, потому что Арт продавал только молоко, а я лично молоко не пью. Но Арт был единственным в городе, кто продавал свежее, не пастеризованное, парное молоко прямо от коровы. Все мои друзья, которым я его рекомендовал, были в абсолютном восторге от продукции его коров. Те, кто пьют молоко, говорили мне, что молока вкуснее не пробовали ни разу в жизни. А мне просто нравилось иногда сказать Арту привет, когда я проезжал мимо, на север.

К сожалению, 29 августа, после двух лет труда, Арту пришлось закрыть ферму. В стране, где уродливые магазины вроде Костко продают почти 4 литра молока за три доллара, Арт не смог окупить своих 20 коров и 321 акров дорогой земли недалеко от офисов Майкрософт, даже при цене в 10 долларов за литр.

Ферма Анн-Мари теперь осталась последней и единственной молочной фермой в городе. После победы на конкурсе и статьях в газетах, сыр от коров Анн-Мари стал таким популярным, что его весь быстро раскупили и ферме больше нечего продавать. В углу сырной комнаты на ферме остался запас старых кругов сохранённый только лично для меня.

Ферма грибников, о которой я писал год назад, тоже нашла свою популярность. Хотя они до сих пор мои соседи, теперь я с ними общаюсь крайне редко: чтобы зарабатывать больше денег ребята перестали приходить на рынок нашего города и теперь всю продукцию отвозят в рестораны и на рынки Сиэтла, где они получают за неё значительно больше денег.

Но самое грустное я узнал несколько часов назад. Шон закрывает «Деревенский пирог». 18 октября, в следующую субботу, последний день.

Ах, Шон, как же так!

Шон почему-то застеснялся и попросил не выкладывать его фотографию (сказал, что «весь в муке»), поэтому мне придётся его описать словами. Многие думают, что настоящий пекарь должен выглядеть сам как булочка, круглым и румяным, но Шон был совсем не такой. Шон выглядит сильным, высоким, суровым и мускулистым. Одна моя знакомая, впервые увидев Шона, сказала, что он выглядит как лесоруб.

А вот Бредни, помощница Шона на кассе, успевшая проработать всего несколько месяцев, сказала, что совсем не против фотографий.

Современные профессионалы-маркетологи обязательно скажут вам, что современный покупатель покупает на самом деле не продукт, а историю. Именно поэтому на упаковках йогурта в магазине напечатан красивый домик в деревне, улыбающаяся бабушка, яркая корова в зелёной траве. Это – сказка. То, что мы покупаем. Всегда рисунок, никогда не фотография, потому, что все знают, что эта сказка – ложь, как и вся профессия маркетологов, а йогурт на самом деле делают на большом и сером заводе.

Хотел он этого или нет, но и Шон продавал сказку. У него была история. Простая история, наивная и очень американская. История о том, что простой деревенский парень из Монтаны может найти своё призвание. Может приносить людям счастье. Надо только очень-очень много работать.

Я познакомился с Шоном впервые три года назад, когда он работал раз в неделю выпекая пиццу на рынке. Его пицца была такая вкусная, что за ней скапливалась очередь и её никогда не хватало на всех.

Два года назад Шон открыл свою собственную пекарню. Вы представляете, что такое создать пекарню, всю-всю, от начала до конца совершенно одному? Нам, жителям городка, было легко жаловаться на нерегулярные часы работы и непредсказуемый ассортимент. Но это не значит, что Шон мало работал. Совершенно наоборот. Рано с утра он ездил по фермам, чтобы купить запасы муки, овощей, ягод, мёда. За сахаром в магазин. Шон всегда покупал всё только местное, только самое дорогое и лучшее. Одновременно раскатывать руками тесто, следить за печью, и говорить с клиентами – тоже не каждому под силу, но Шон удивительно успевал делать всё. Иногда я возвращаюсь с работы очень поздно и видел Шона в давно закрытой пекарне далеко за полночь, иногда до трёх утра следующего дня, а он мыл посуду и мёл пол. В выходные, часто, Шон запирался в пекарне, чтобы читать книги рецептов или варить варенье из свежих ягод про запас.

Шон умеет не только печь. Шон умеет быть удивительно дружественным к абсолютно каждому. Когда несколько месяцев назад он, после долгих поисков, наконец, нашёл Бренди, которая стала ему помогать на кассе, я некоторое время расстраивался, что буду видеть Шона меньше. Но я боялся зря: Шон ничего не может оставить без контроля и обязательно отвлекался каждый раз, чтобы поговорить с каждым зашедшим, спросить совета, искреннее поинтересоваться твоим мнением по поводу какого-нибудь нового рецепта или узнать, как он может подменить что-нибудь, чтобы в следующий раз лично тебе было ещё вкуснее. И Бренди оказалась совершенно замечательной, абсолютно подстать Шону помощницей, помнящей про каждого его вкусы, предпочтения, о вегетраианство и так далее.

Шон всегда был готов пойти каждому навстречу. Если у кого-то день рождение или праздник, Шон старался приготовить что-нибудь особенное, чтобы удивить клиента и гостей. Если домохозяйка хотела приготовить что-то сама, Шон замешивал и отдавал сырое тесто. Кормил всех детей бесплатным печеньем ручной работы. Оставался на два часа после закрытия, чтобы специально для меня лично приготовить одну мою любимую булку с сыром. Я иногда стучал к нему в закрытую дверь поздно вечером и Шон кормил меня абсолютно бесплатно чем-нибудь, что осталось после трудового дня. Как работает у Шона бухгалтерия я понять никогда не мог, кажется половина цен была случайной, а скидки зависели от настроения.

В маленьком городе Шон умудряется быть личным другом каждому. Говорит всегда привет на улице. Показывает фотографии со своих лыжных каникул. Поговорит о любимых местах для альпинизма. Расскажет об успехах в футболе своей дочки. Покажет открытку от своей мамы из Монтаны, подбадривающей его в его нелёгком деле пекаря. Я знаю Шона, его жену Ким, дочку, обе его сестры из Калифорнии, родителей из Монтаны, модель машины, оленей живущих у него во дворе, собаку и любимый сорт кофе. В маленьком городе многие знают многих, но редко к кому чувствуешь такую искреннюю приязнь.

Со свежестью у Шона было строго: он никогда не продавал хлеб или булочки, которые выпечены больше чем несколько часов назад, и в пекарне не было холодильника, чтобы использовать все только абсолютно свежим. Только свежее, только с утра сделанное, масло от коров Анн-Мари. Только свежие ягоды от соседней фермы из города Карнейшн.

И не только французские булочки. Я никогда в жизни не мог подумать, что даже американские традиционные хлебные изделия, такие как маффины, сконы, утренние булки, и яблочные пироги могут быть вкусными. Что во рту могут буквально таять свеже-запечённые ягоды в твороге с фермы моей соседки. Шон кардинально изменил мое мнение. Таких вкусных булок как у Шона я не ел никогда до в своей жизни.



К сожалению, у всего есть обратная сторона. Я не видел больше никого, кто бы пёк такие вкусные булочки потому, что это экономически невыгодно. В стране, где магазины вроде Костко продают огромные буханки хлеба за один доллар...

Шон устал и почти не имел возможности видеть свою семью больше года. Шон умеет делать всё, что должен делать пекарь. Шон умеет печь, как никто другой. Шон умеет находить общий язык с людьми. Шон умеет быть другом каждому. Что Шон не умеет – так это вести бизнес. Без опыта, от чудака на рынке пекущего пиццу он прошёл весь путь до владельца маленькой пекарни, с такой славой, что к нему приезжали клиенты даже из Сиэтла.

Но вот делать всё то, что делает бизнесы успешными, автоматизацию, делегирование, и так далее, Шон не умеет совершенно.

18 октября подходит окончание аренды здания и пекарня Шона закрывается. Его место уже купили другие люди, владельцы нескольких ресторанов и другой пекарни в Сиэтле. У них есть и опыт, и бизнес-образование.

Но таких булочек как с Шоном, без Шона и Бредни больше не будет. Вот и подошла к концу ещё одна сказка.














http://youtu.be/J39Kh60ra70M
историиархивпоискзаказинфостат
Tags: маленькие города
Subscribe
promo kitya january 1, 2037 00:00 204
Buy for 500 tokens
http://lj2.karlson.ru/wp7/ Новое! Maps Tool - конвертр координат для работы с картами в разных датумах ( обзор) Weather Stats - Ваша личная база данных климата мира Image Map - бесплатный редактор EXIF Image Map Plus - редактор EXIF без рекламы и ограничений Image Downloader Free -…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 478 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →