Kitya Karlson (kitya) wrote,
Kitya Karlson
kitya

США: О реках и жирафах – 2.



Несколько дней назад я выложил январские аэрофотографии затопления долины реки Сноколми, в которой я живу. И ещё до этого такие же фотографии в конце ноября прошлого года. И ещё до этого ранней весной, когда река снова выходила из берегов и перекрывала все дороги на несколько дней. И даже ещё однажды, когда потоп в долине делали без всякого климатического участия просто местные бобры.

Каждый раз я получал множество комментариев с сожалениями, сочувствием, выражениями удивления почему реку до сих пор нельзя усовершенствовать плотинами и укреплением берегов во избежание регулярных затопления и удивлением тому, что люди упорно продолжают упорно жить в поймах рек. Должен отметить, что из всех неприятностей, которые мне когда-либо доставила река, такие вопросы в комментариях стали самой большой.

Затопило мосты и невозможно проехать на работу? Ой, да кому же не понравится, когда река дарит очередной незаслуженный, но законный (форс-мажорное обстоятельство) выходной? А тишина и спокойствие какие царят в городке, когда на несколько дней он становится островком и люди сидят по домам и отдыхают? Это же всё совершенно прекрасно. И очень-очень красиво. Вода, туман. Озеро Дюваль прекрасно в этот сезон!

Мне, конечно, легко говорить, мой дом на высоком холме и собственно мой дом никогда не затопляет, ну, если не считать затоплением тот факт, что в подвале у меня стоит мощный насос, который постоянно, девять месяцев в году, откачивает из-под дома дождевую воду. Но и те, кого я знаю, у кого дома прямо в пойме, совершенно не унывают. Дома в самой пойме обязательно строятся только на сваях. Вот люди и оставляют машины подальше, достают надувные лодочки и гребут до дома, как в раю.

Реки – критическая часть природы для человека. Источник пресной воды и рыбы, а также первичные транспортные артерии. Но и не только это.

Сири, хозяйка одной такой фермы, которую регулярно затопляет, летом прошлого года мне дала почитать книжку под названием «Грязь: Эрозия цивилизаций» (Dirt: The Erosion of Civilizations). Её автор профессор Дэвид Монтгомери даже недавно приезжал на ферму Сири рассказывать об этой книге. Вкратце, эта история о том, что плодородные почвы, то что мы называем пренебрежительно грязью, есть самый ценный и необходимый, но редкий и конечный ресурс для человечества. Без нефти мы ещё как-нибудь проживём. Без плодородного слоя почвы – точно нет. Согласно книге, в натуральном покрытым растениями состоянии почвы растут со скоростью около одной сотой миллиметра в год. Но опусти на них плуг и поля начинают терять плодородный слой со скоростью от миллиметра в год и выше.

Долина реки Сноколми удивительно плодородна и поддерживает фермерство уже более ста лет. Поймы живых рек – очень специальное место на земле. Всюду в других местах почвы, когда их начинает разрабатывать плуг, постепенно эродируют и питательные вещества начинают вымываться из них вниз по течениям. Потопы, которые случаются в моем городе несколько раз в год, на самом деле живительны. Во время таких событий, вместо собирания веществ со всех окрестных холмов и смывания в океан, река, наоборот поднимает ил и песок со своего дна и щедро покрывает им все окрестные поля. Именно это природное явление позволяет Сири выращивать в том числе для меня самые вкусные и свежие натуральные овощи, без использования любых удобрений и полива. В масштабе цивилизаций только поймы рек, единственное место на земле, которое смогло поддерживать жизнь и здоровье человека на огромные промежутки времени. Начиная с долины реки Нил и плодородного полумесяца.

Один мой коллега, канадец родившийся в Канаде, этнически произошёл из Венгрии. Пару лет назад он, наконец, побывал на исторической родине. Из всех впечатлений от поездки ему больше всего запомнилась история реки Тиса. Тиса – огромная река, в прошлом свободного протекавшая сквозь Альфёлд, часть Среднедунайской равнины, одно из самых плоских мест центральной Европы. Равнины заставляют реку течь очень медленно и, как заведено в природе, река текла со множеством поворотов и загогулин, регулярно сдвигая русло и создавая огромные потопы. Когда-то эта долина была одним из самых плодородных мест в Европе, поддерживающая множество мелких крестьян, регулярно испытывавших различные неудобства от гигантских наводнений. Великий венгерский реформатор граф Иштван Сечени провёл огромные работы по модернизации реки в период с 1846-го года по 1880-ый. Были построены водоотводы, каналы, укреплены берега, что позволило создать одну из самых больших в Европе систем защиты от наводнений. Крестьяне были счастливы. Но постепенно земля стала давать все меньше и меньше урожая.

За несколько лет из одной из самых плодородных в мире, огромная равнина превратилась в полупустынную степь, поддерживающую теперь, в основном, только животноводство, на манер пустынь серединного запада США. К сожалению, вернуть реку в природное состояние в Венгрии уже невозможно – люди привыкли жить без потопов. Похожая ситуация много где в мире. Например, в густонаселённой Японии, не осталось вообще ни одной свободно текущей реки. Ноль. Китай стремительно движется туда же.

Но бывают и более счастливые истории, когда человечеству все-таки удаётся исправить свои ошибки. Совсем недалеко от меня, на полуострове Олимпик, река Элвха более ста лет была закована в дамбу, производившую электричество и защищающую нижележащие городки от наводнений. Вместе с группой борцов за экологию, местные индейцы подали в суд на федеральное правительство США. Дело в том, что по мирному договору, которое правительство США заключило с индейцами в конце множества войн, правительство обязалось гарантировать индейцам сохранение их естественных прав на охоту и рыболовство. Искусственные изменения реки, такие как дамбы и укрепления берега, значительно снижают способность реки поддерживать популяции рыб. На основании этого факта индейцы доказали в суде, что наличие гидроэлектростанции нарушает обещанные им права и, наконец, в 2011-ом году электростанцию начали разбирать. На сегодняшний день это стало самым большим проектом сознательного разрушения «цивилизации» для восстановления природы в США и, вероятно, в мире. Результаты не заставили себя ждать. После уничтожения дамбы река моментально вернулась и затопила огромную старую пойму, сразу начало расти поголовье лосося, от радости река даже разрушила навсегда одну асфальтированную автотрассу.

За последние 20 лет в США люди уже уничтожили 850 плотин, из них более ста за позапрошлый год. Это огромное достижение, которое, к сожалению, мало что значит в масштабах человечества, пока Канада и другие страны третьего мира продолжают с большой скоростью строить все новые дамбы и гидроэлектростанции.

Нет, не надо бояться наводнений, ими надо наслаждаться. Тем более, что вода выходит из берегов всего на несколько дней. Пятого января наводнение только началось в полную силу. А уже седьмого жираф на официальной страничке полиции города Дюваль с оптимизмом смотрел на постепенно опускающийся уровень воды.

Девятого жирафы затанцевали от радости, так как, наконец, открыли мост.



А одиннадцатого вода спала настолько, что Сири смогла снова прикатить свой вагончик со свежими овощами на продажу (под честное слово, берешь сам, опускаешь денежку в деревянный ящик), что, между прочим, для меня критически важное событие, поскольку ферма Сири – единственный источник свежей еды, точнее прямо скажем, морковки, в городе зимой.




Последнее время я уже как-то привык, что о всех важных событиях в городе полиция сообщает только с помощью жирафов. Жирафы начались как жёсткий троллинг и протест, но, теперь, похоже уже зажили своей жизнью и переросли в такую же неповторимую «странность» маленького городка, как падающий с неба рояль.

Жирафы стояли грустно, когда развалился исторический древний сарай.

Заглянули в городской музей и он же, самый старейший дом города.

Отпраздновали открытие кострища для скаутов.

Предупреждали жителей о небывалых морозах.

Паслись на «экологической» крыше новой библиотеки (она «зелёная» в буквальном смысле, со специальным мхом).

Сообщили о закрытии городского рынка до следующего лета.

Отдыхали у остова старого моста через реку, залезли в «знаменитый» розовый дом (это обычный дом, знаменитый только тем, что кто-то догадался покрасить его в розовый цвет), посетили детскую площадку города и школу.

Жираф напомнил о празднике и ответственно постоял у главных городских часов, только ради того, чтобы напомнить жителям не забыть перевести часы на час во время смены времени. О небывалом ветряном шторме предупреждал тоже жираф, а когда была большая авария и электричество долго не работало во всем городе, полиция усердно рисовала фотографию жирафа запутавшегося в электрических проводах (вероятно используя мощный бензиновый генератор для запуска самого важного - фотошопа).

Ну и, конечно, жираф не забыл уехать на рождественские каникулы, и посетить празднование дня города (правда в надувной форме). И много чего ещё.

В других больших городах, таких как Редмонд и Бельвью, может быть больше ресторанов, больше работы, больше возможностей. Но есть у них полицейский жираф? Нету. То-то же.

Иногда, забавно, кто-то обязательно новенький появляется и начинает, искренне не понимать, мол, что за жираф, откуда взялся жираф. Сержант Лори всегда спокойно отвечает, что жираф взялся от мамы и папы жирафов, только и всего.

Ну а что река? Река вернулась в берега, мост открыли, я поехал на работу.

Блиииииииин! Я одного не пойму, нафига мне теперь весь этот супер-плодородный и жутко ценный ил под седлом белоснежного велосипеда?




















© фото http://www.fotolia.com/p/205124162
историиархивпоискзаказинфостат
Tags: велосипед, маленькие города
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 90 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →