Kitya Karlson (kitya) wrote,
Kitya Karlson
kitya

Россия: Булочник пахнет хлебом душистым.

А я знаете кто по профессии? Я, чтобы вы знали, дипломированный программист-сталинист. Это, как может показаться невооруженному глазу, несколько невероятное сочетание, ведь сам Сталин кибернетику почитал за лженауку. Однако, как уже знают многие, в мире есть много такого, что невооруженным глазом и не увидеть совсем никак, а это невидное и потому неподвластное все-таки есть всем назло и вот сидит в углу и ухмыляется.

Лучше я расскажу, как это вышло. И тогда вы меня, конечно, поймете. А если поймете, то и поверите и не осудите. Увидел я, что есть курс по Сталину. Вот и скажите, как же я мог его не взять?

Это давно было, когда я учился на ВМиКа МГУ. Нам было положено брать разные курсы по дополнительным предметам, которые можно было выбирать с других факультетов МГУ, ну, например, с исторического. На историческом был большой выбор курсов по истории – кое-кто хотел учить древнюю историю, а кто-то и современную, а кто-то вообще «Историю СССР с древнейших времен и до наших дней». Между прочим, именно так и назывался советский школьный учебник по истории и начинался он с Киевской Руси.

Но был на историческом факультете один старичок. Сахаров его звали, хоть он и не родственник известного академика. И в отличие от других не нужны ему были глобальные пласты истории. Ни древность, ни современность его не интересовали. Его интересовала одна единственная личность – Сталин. И судя по возрасту старичка это личность могла его интересовать и не только в чисто теоретическом плане.

Карлсон, как известно, падок на такие увлечения и поэтому брал он целых три курса по Сталину. Так что в моем мастерском дипломе эта знакомая по всему миру фамилия оказалась целых три раза, на радость приемной комиссии японской аспирантуре долго мучившейся вопросом все ли в России изучают Сталина или все-таки только те, кто потом едут в Японию?

Со Сталиным меня связывает еще одно обстоятельство. Мы с его сыном учились в одной школе, правда, в разное время. МГПСШ (Московская Городская Пятьдесят Седьмая Школа) вообще такая странная школа, что там учился и сын Сталина и дети Сахарова (того, который известный академик).

Есть история о том, как в класс, в котором учился сын Сталина, пришла новая учительница русского языка. И сразу устроила контрольную работу, чтобы познакомиться с учениками и оценить их уровень. И вышло так, что сын Сталина ее фигово написал. Тут надо сказать, что новую учительницу еще никто не успел предупредить, что сын Сталина вообще учился в ее классе. Так что, без злого умысла, она попросила ученика вызвать родителей к ней.

Так Сталина вызвали в 57ую школу. Но он не пришел. Вместо этого он передал с сыном записку, которая гласила, что в связи с большой занятостью в наркомате внутренних дел он не может прийти. Записка хранится в школе и по сей день.



Расскажу еще одну историю про Сталина. СССР был в те времена очень гуманной страной. Поэтому высшая мера наказания в СССР была совсем не расстрел. Расстрел считался так, мягким наказанием. А высшей мерой считалось лишение советского гражданства и высылка из СССР. Так что высшую меру никогда и никому не давали.

Великий советский писатель Булгаков переживал не лучшие дни. Со всех работ его выгнали, а выгнанному со всех работ в СССР грозил срок по статье о тунеядстве. Да, такая тоже была. И вот Булгаков сел и написал письмо Сталину. В письме он объяснил, что он понял, что он не может быть нужным советской стране, так как он очень плохой, вражеский, писатель, а переучиться уже нет сил. Поэтому Булгаков просил Сталина приговорить его к высшей мере наказания и выслать его куда-нибудь, где он может быть нужен.

Сталину писали миллионы людей. Но письмо Булгакова каким-то образом все-таки попало адресату. И в скором времени у Булгакова зазвонил телефон.

- Алло, с вами Сталин говорит, - сказал голос с Грузинским акцентом, голос знакомый каждому советскому человеку до боли, до отвращения.

- Здраствуйте Иосиф Виссарионович, - ответил Булгаков.

- Мы тут с товарищами ваше письмо прочитали, - продолжил Сталин, - А может быть, правда – вас пустить за границу? Что – мы вам очень надоели?

- Я очень много думал в последнее время – может ли русский писатель жить вне родины. И мне кажется, что не может.

- Вы правы. Я тоже так думаю. Вы где хотите работать? В Художественном театре?

- Да, я хотел бы. Но я говорил об этом, и мне отказали.

- А вы подайте заявление туда. Мне почему-то кажется, что они согласятся.

В Художественный театр Сталин уже звонил часом ранее. Так что ему казалось не зря.

историиархивпоискзаказинфостат
Subscribe
promo kitya january 1, 2037 00:00 205
Buy for 500 tokens
http://lj2.karlson.ru/wp7/ Новое! Maps Tool - конвертр координат для работы с картами в разных датумах ( обзор) Weather Stats - Ваша личная база данных климата мира Image Map - бесплатный редактор EXIF Image Map Plus - редактор EXIF без рекламы и ограничений Image Downloader Free -…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 58 comments